Анжела Гусева (angela_guseva) wrote,
Анжела Гусева
angela_guseva

Categories:

Как я была беженкой в Чехии

Сподобилась посмотреть по Культуре фильм "Крепость" - о жизни беженцев в Швеции (или швейцарии, я эти страны всегда путаю).

И немедленно начала сравнивать то, что было в лагере беженцев в Чехии, куда я попала.

А как получилось? Я продала квартиру в Кишиневе и с деньгами уехала в Прагу на эммиграцию. Тут же в Праге нашлась фирма, которая могла помочь с документами, типа адвокатская. Конечно же, фирма была русская, и я осталась без денег, и без документов (очень уж любят кидать русские друг друга на чужбине, особенно новичков. Русские - это бывшие ссср-овцы)

К счастью, познакомилась со своим будущим мужем, и он, и его друзья посоветовали идти "сдаваться" в лагерь беженцев.
Так и поступила.
Надо сказать, огромный опыт жизни, даже - целый кусок жизни. Из трех недель.
Было всего много...

Попав в лагерь, я еще не знала, сколько унижений нас там ждут.

В первые дни нас держали в большом бараке на 50 мест. Там на кроватях была синяя пленка. Ни подушки, ни одеяла. Спали так в одежде 2 ночи. Туалет один на всех, без двери, из крана только холодная вода.
Ни чая, ни кофе, ничего горячего, а была ранняя весна, еще снег лежал. Хорошо, что были сочувствующие нам охранники, и разрешали тем, кто уже прошел интервью, приносить нам теплую бурду, называемой чаем. От столовой по холоду в пластмассовых стаканчиках она доходила еле тепленькой. Но все равно было вкусно :))) Печеньки нам разрешали передавать. Мы потом. после выхода из карантина, возвращали долг в печеньках дарителям :))) Или в сигаретах :)

Первого интервью я боялась. Чего выдумать? Что сказать? Почему бежала из Молдавии? Но повезло, что девушка - переводчица была доброй, она успокоила, и просто начала спрашивать, что да как. Потом им переводила. Я как та корова сидела: все понимаю на чешском, а сказать не могу, не хватало слов. Комиссия напирает, девушка по-доброму переводит.
Получилось так, что я начала рассказывать о том, как работала на молдавском ТВ, как закрывали мои программы коммунисты, как я пыталась после этого работать на рынке, но из меня рыночный продавец и бизнесмен, как из зайца кролик, как сворачивали мои синопсисы.
А еще была классная пытка у комми: дать добро на программу, вставлять палки в колеса в процессе, а потом завернуть: это им не нравится.

Тут все заинтересовались, стали спрашивать имена, пароли, явки :))), числа, программы. Все прилежно фиксировалось, глаза вопрошающих теплели и теплели. А я не понимала: им что, в кайф, когда кого-то гнобят на родине? Надо сразу признаться, что настроение мое было тогда самым мрачным за всю мою жизнь, я не понимала шуток и была настроена против всего человечества.
Поэтому все воспринимала в штыки.
Длилось это интервью полтора часа против остальных, которых по 15 минут спрашивали. Им-то что, чеченцы говорили о войне (был 1999 год), остальные - о нищете и воровстве, о светлом будущем для детей.

Зебегая вперед, скажу, что беженство получили те, которые говорили о защите своих детей, им просто безоговорочно верили. И держали три недели, как и меня. Я тоже получила статус, по политическим мотивам.

После интервью нас повели в нормальный барак. Там комнаты с четырьмя двухярусными кроватями, то есть по восемь человек в комнате, метраж - 10 кв. метров. Женский, первый этаж.
На втором в нашем корпусе были мужчины, большинство из Грузии, Чечни, Таджикистана и Вьетнама.
Всем выдали мыло, зубную щетку, полотенце, мочалочку, моток таулетной бумаги, женщинам еще пакет прокладок, на котором была наклейка на русском: "не бросайте в унитаз" :))
В день получали 50 крон, на пачку сигарет хватало.

Как кормили? Нормально, но отношение работников кухни было ужасным: кричали, торопили, унижали, и упивались тем, что бывшие оккупанты теперь от них зависят. Ну не станешь же всем объяснять разницу между коммунистами и русскими людьми! Просто не успеешь: тут же получишь пинок в спину от охранника.
Вместо чая нам давали банальнейший бром. Кисленький такой напиток, всегда доступен, и всегда горячий чан. Даже ночью, когда холодно в комнатах было, можно было с бидончиком пройти в столовую, и набрать горяченького и кисленького )))
А кофе сами покупали те, у кого есть деньги, в лагерном ларьке. Контрабандный кипятильник всегда приходил на помощь. Но если приходили со шмоном (а это раз в три-четыре дня), то кипятильник прятали в бачке туалета.

Не разрешалось выходить за забор. Но что такое запреты против нашего мужика? И выходили, и водку приносили, только если кто-то ловился, то получал сразу депортацию, без никаких предупреждений.

Никогда не забуду, как нас водили на медкомиссию. Сажали в автобус, с нами несколько полицейских с собаками. Приезжали в город, и от дверей автобуса до дверей поликлиники выстраивались полиция с псами и охрана поликлиники. И мы шли строго по двое по этому "коридору". Я, как режиссер, всегда замечаю мелочи, этому меня учили. И, знаете, как обидно было идти сквозь этот строй и ловить ладно там косые и злые взгляды, но слова в свой адрес: "Курва една!".
Чехи выстраивались, показывали на нас детям, стояли и смотрели, полное ощущение прогона фашистов по Красной площади, ты в строю фашистов, а тебя ненавидят, ненавидят... Жуть.
Медики с нами обращались сквозь зубы, если человек не понимал чешского, могли толкнуть в нужное направление, или начать сдирать одежду.

У меня было пять интервью. На втором меня держали тоже долго, видно, просто перепроверяли данные, правду ли я говорю, и не запутаюсь ли в показаниях. Но отношение стало гораздо теплее и человечнее. Меня перевели в другую комнату, где было шесть человек, что уже легче, и у каждой был свой ящичек в тумбочке.
Остальные интервью были, наверное, просто протокольными, потому что одна служивая мне по секрету рассказала, что мне дают статус беженки, все проверили, и все подтвердилось. После этого мне разрешали выходить в поселочек в аптеку, или в магазин. И тут случилось вот такой случай. Солкнулась я в магазинчике с одним охранником, одним из самых лютых. Смотрю - он мне улыбается, добрый такой. Ничего не понимаю, а он: "Ты понимаешь, мы там должны быть такими, иначе нас уволят, а где я тут в поселке работу найду?" Вот и вся ненависть, получается. :)))

Обычно, когда много мужиков, всегда начинаются драки. Так эта охрана ждала, когда драка сойдет на нет (может, сами друг друга поубивают), и потом кидалась "бороться с порядком" - то есть дубинами всех загоняла в бараки, и запирали дверь. Загоняла всех на территории лагеря, не только дерущихся, и женщин, и детей. Могли продержать сутки всех закрытыми, только тележкой разносили по баракам этот свой чайчик и сухпаек.

Очень была видна разница между теми, кто прошел в беженцы, и теми, кто еще ничего не получил. Людей могли держать месяцами в лагере, а потом прямо оттуда загонять в автобус и на депортацию. Те, кому удалось хоть что-то доказать, и кто "за детей", удостаивались хороших комнат, и более-менее приличного обхождения.

Было очень странно выходить из лагеря и ехать в Прагу, домой. Это совершенно непонятное чувство свободы пьянило почище, чем выпитый фернет на вокзале. Нас пятеро уехало в тот день. Приключения в поезде - конечно, были. У нас даже была драка с полицейскими, нас сняли с поезда - и все только потому, что контролер обозвал нас очень уж нехорошим словом. А мы гордые, со статусом, бумажка в кармане - блин, не трожь. Поназвали полицейских, они давай ребят дубинами лупить, из вагона выкидывать. Мы, две дамы, решили парней не бросать (бедный мой Дима в Праге!!! Он ждал мой поезд:)), и вышли с ними. Пока разобрались, что мы беженцы, пока унюхали, что мы не пьяное быдло, уже была ночь. Перед нами извинились, и посадили на следующий поезд.

Вот такой у меня был лагерь беженцев. После него увидеть в кино этот швейцарский (шведский) рай было фантастичным.
Может, с тех пор в Чехии что-то изменилось, не знаю. Хотелось бы верить, что да.

Но зато потом мне все двери были открыты. :))) И в массе своей чехи - очень милые и замечательные люди :)))
Tags: Прага, Чехия, опыт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments