Анжела Гусева (angela_guseva) wrote,
Анжела Гусева
angela_guseva

Category:

Памяти моей подруги...

Соня, Сонечка, это - о тебе...
Сегодня день рождения моей подруги. И пусть она уже ушла, я все равно буду праздновать этот день, потому что роднее человека у меня нет и не было в моей жизни.

Она была первой женщиной-оператор на молдавском ТВ. Там и познакомились на почве любви ко всему русскому, к подросткам и к неформату: я носила серьгу в левом ухе, она - там же - английские булавки, обе ненавидели коммунистов и кайфовали под Гребенщикова, Кино и Алису, считали Достоевского и Макс Фриша братьями и величайшими писателями. Мы были обречены на споры о роли искусства в воспитании человека, ругались, доказывали друг другу черти что, и в конце с изумлением понимали, что говорим об одном и том же. Совершенно незаметно наши разговоры стали нам необходимыми, трудно было прожить день, и не пообщаться раз двести за это время.

Соня очень поддержала меня, когда я задумала свой канал ТВ, помогала, набирала материал, снимала. Первые уроки операторского мастерства я получила от нее. Легко снялась в роли проститутки в моем первом социальном ролике. А еще она, очень скупая на похвалу, первая сказала мне, что я - настоящий режиссер. Этим ввела меня в ступор, потому что мерки у Соньки были суровые: Феллини, Рифеншталь, Ромм.

А еще она меня кормила. Было время, когда моей единственной едой была теплая вода. Денег на ТВ не платили, меня потихоньку сживали с ТВ... И Соня пешком шла от своего дома ко мне домой, принося полкило крупы, или две сигареты, или горсть чая. Почему говорю, что шла пешком - расстояние от нее до меня было примерно как от метро Белорусская до Речного вокзала, но денег на проезд не было. То есть через весь Кишинев.
Было и так, что я шла к ней с батоном хлеба, и мы устраивали пир на весь мир.:)))

Когда мы были где-то вместе, действовали как единый организм: я могла не оглядываясь что-то передать Соне, и она подхватывала, и она начинала что-то говорить, а я заканчивала. Да и семьи наши были похожи: непростые отношения с родителями, со страшими братьями-сестрами.
Вобщем, это было воплощенное местоимение МЫ.

Когда мне пришлось уехать в Прагу, продав квартиру, Соня единственная, кто меня поддержал, все остальные говорили, чтоб я сидела дома и не рыпалась, что можно и на рынке посидеть и по продавать, ничего не отвалится. Соня твердила: ты - режиссер, ты борись, не вздумай опускать руки. Ох, как мне это помогает и сейчас, когда я сталкиваюсь с кражами идей, с тем, что мне отказывают в реализации только потому, что я - не русская, не прошла ВГИК, старая, не вхожу в Великие Киношные Семьи!
Сони уже нет, но умудряется помогать мне и сейчас...

Она была очень яростной атеисткой, даже не допускала для себя существование Бога. Но многих спасла от наркомании, двух девушек спасла от самоубийства, делая упор на слово "грех". В церковь первый раз зашла только ради моего венчания. Но по поступкам, по мыслям это был самый верующий человек на свете, и неважно, к какой религии она могла бы принадлежать: любому течению она своим выбором оказала бы честь.

А еще она писала мне письма в Прагу, передавала через водителей автобуса. Но какие это были письма!!! Это были специально купленные тетрадки, со всеми новостями, с вклеянными фотками, со свежими анекдотами, это не письма - это целые книги! Она могла написать о чем угодно, но это было так трогательно, так НАСТОЯЩЕ, что у меня дыхание спирало. По моей просьбе покупала мне русские газеты, и отсылала исправно раз в неделю...

Жила бедно и тяжело, с трудом могла прокормить дочь.Для того, чтоб стало легче, пустила к себе квартиранта. Андрей был хорошим человеком, но тогда в Молдавии было невозможно устроиться на работу. Он подрабатывал где мог и как мог. В конце концов стал помогать Соне по дому, и она уже настолько прониклась к нему, что перестала брать с него деньги. Андрюша жил долго у Сони, года четыре, пока...
Пока они не поняли, что любят друг друга. Вот так начался конец моей Сони.

Андрей, золотой человек, был очень верующим. Он объяснял Соньке все про Бога, про Его любовь к нам, Его детям, про то, что сама Соня в жизни проповедует эти 10 запроведей. Но жениться просто Андрюша был не готов, ему нужно было венчаться. Вот и уговорил Соню покреститься. План у них был такой: она крестится, он уезжает к себе в Запорожье, в Украину, работает на стройке и зарабатывает на свадьбу, на ремонт квартиры, и будут они счастливо жить дальше.

А потом все произошло очень быстро: Соня крестилась в апреле, Андрюша уехал в Запорожье в мае, Они переписывались, созванивались, говорили много о Боге, о будущем, а в августе случилось несчастье: Андрюшу засыпало землей на стройке, когда он вместо мальца 18-тилетного полез в опасную яму для будущего котлована, Соня приехала к нему на похороны, и в тот же вечер выпила таблетки.
Спасти не удалось обоих.

Мне боялись звонить из Кишинева, сказать об этом. Позвонили только через неделю. К тому времени мы с Соней общались только раз в неделю, я и подумать не могла, что ее затянувшееся молчание означает - НАВСЕГДА...

Соня, спасибо тебе за то, что была у меня! За то, что есть у меня до сих пор: полный сюр, но мы с моей подругой продолжаем спорить и соглашаться друг с другом в мыслях...
Tags: память, подруга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments