Анжела Гусева (angela_guseva) wrote,
Анжела Гусева
angela_guseva

Вот какое соображение, друзья.

Мне тут многое порассказали про всякие презентации Фонда, их в любом случае надо будет проводить, чтоб деньги получить. И к ним нужно парочку короткометражек, чтоб люди смогли увидеть и наш потенциал, и направление наших действий.
К съемкам готовится одна короткометражка, для нее все есть, и все готовы работать бесплатно, но съемки должны быть в тюрьме, и это пока наша главная трудность. Надеюсь, пробьем съемку, и потом о фильме расскажу подробней. :)

И вот еще одна история. Трогательная. Любовь матери. Нежная.
Фильм маленький, минут на 10. 
И при всех сопутствующих совсем не затратный, ну разве оплату животных нужно будет сделать, и обязательно оплатить мальчика-актера.
Да мое житье в Петербурге - там живет актриса и мальчик-актер.
Могу выложить бюджет после написания сценария, он получится очень маленьким.

И, помимо того, что покажем фильм, мы попытаемся его продать на всякие интернет-каналы и дециметровое ТВ, пусть за копейки, а деньги от него решим вместе куда отдать. Такм образом можем даже обкатать работу Фонда. :)))
Навскидку - берем любое объявление о помощи БЕДНЫМ матерям-одиночкам, и пусть будет хоть 1000 рублей, но все равно им помощь.
Как считаете?


Originally posted by alsnum at Мыши
Знакомая рассказала историю. И смешно, и грустно.
Есть у нее сын, которого она воспитывает одна. Вроде бы уже большой мальчишка - 7 класс, как-никак. Можно дома одного оставить, когда на работу уходишь. В принципе, товарищ воспитанный (ну, в том смысле, насколько это присуще всем обычным мальчишкам), сильно пакостить не будет. Да и все равно, честно говоря, не с кем его оставлять - живут они вдвоем, в коммуналке, где один сосед - целыми днями работающий, два алкаша, старуха-маразматичка, да они с мальчишкой. Отца у мальчика нет. То есть он есть, конечно, но где он, никто не знает. Людимила, конечно, может и хотела бы знать (чай алименты для матери-одиночки не лишними будут), да найти блудного бывшего супруга ни один пристав так и не смог, ибо за границу он (бывший супруг) не выезжал, недвижимости-машин -прочих материальынх ценностей не имел, да и спился, по слухам, давно уже.
Они ведь совсем мало с ним прожили. Года два. Сперва, как водиться, любовь до гроба (в шестнадцать вообще никакой другой любви не бывает), потом свадьба по обстоятельствам. Так и живет Люда теперь с этим обстоятельством, таща его на своем горбу, подрабатывая везде, где только можно. А где можно-то? Учитывая, что вместе с великой любовью в шестнадцать лет, мгновенно поразившей ее, так же мгновенно закончилось ее официальное традиционное образование. Дальше всему ее учила только жизнь. Но жить-то как-то надо. И себе надо, и, главное, ребенку. Поэтому и бралась Людмила за любую работу, часто в две смены, иногда - в ночную. Работа не престижная - официантка в кафе ниже среднего класса, но зато стабильная, потому что давно, она сама и к ней там уже привыкли. На жизнь хватало. Без соцпакета, правда, и больничных, но выбирать не приходилось.
Однажды, возвратившись со сдвоенной смены, Людмила, на автомате приготовив ребенку поесть, решила прилечь отдохнуть. Сын был в школе, дел, в принципе, особо никаких. И только она прилегла, как слышит - пик. Обычный такой мышиный писк. Их коммуналка и так не была элитной недвижимостью, но чтобы еще и мыши... Разозлившись и пригрозив завести кошку (ага, завести, а кормить ее, спрашивается ,чем?), Людмила начала поиски. Мышиное семейство обнаружилось почти сразу - на подоконнике, за стопкой старых учебников. Доверчиво блестя бусинками глаз, на нее смотрела мама-мышь и три ее уже почти подросших мышонка.
Людмила - женщина с деревенскими корнями и, возможно, оттого сантиментов начасто лишенная. И даже если бы они (сантименты эти) в детстве еще и были, потом взрослая жизнь начисто из нее все это выбила. Мышиное семейство Людмила сгребла в мусорный пакет, да и выбросила на помойку. Действительно ,чего церемониться? Радостная одержанной победой (даже спать перехотелось), занялась домашними делами, дожидаясь сына, которому, спустя пару часов всю эту историю и поведала. Поведала, да и не знала дальше, что делать. Потому что мышиное семейство, оказываетсся, мальчишка давно прикормил (а Людмила-то все радовалась, что сын неожиданно так полюбил сыр!), воспитывал и дрессировал. Он знал этих мышей по именам, и они (по его словам) на эти имена даже откликались. То, что мать, ненароком выкинула его новоявленных друзей, было воспринято как настоящее человеческое горе. А что раньше не сказал матери, так боялся, что не разрешит и будет ругать.
Спустя полчаса, слегка успокоившись, мать и сын увлеченно лазили по помойке, пытаясь отыскать пропавших друзей. Даже пакет нашли, правда прогрызенный и пустой. Мышиное семейство, обидевшись на столь несправедливое отношение, отправилось искать себе новое, более дружелюбное пристанище.
Идеальным хэппи-эндом было бы сказать, что, возвратившись домой, мать и сын нашли мышиную семейку на ее обычном месте - на подоконнике за старыми учебниками. Но в жизни сценарии редко пишутся с хэппи-эндом. Мышь не вернулась.
Ребенок, конечно, попереживал, а потом - забыл.
Мать тоже переживала. А потом, подумав, что новые босоножки к лету - это, в принципе, не такая уж и нужная вещь, купила ребенку хомяка. Не подружка-мышь, конечно, зато хоть обои не жрет.


Tags: kar foss, другие проекты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments